Суверенитет государства в сфере налогообложения часть 2

Заметим, что авторских определений налога, иногда существенно отличаются, в юридической и экономической литературе насчитывается много (С. Пепеляев, Е. Ю. Грачева, Д. В. Винницкий и др.). Такая ситуация обусловливает фактическую невозможность выработки единого подхода к пониманию суверенитета государства в сфере налогообложения и в связи с этим возникновение ряда производных проблем. Например, К. К. Сандровский в своей работе разрабатывает концепцию таможенного суверенитета. Однако, несмотря на условный характер пошлины (возникновение обязанности уплаты в связи с пересечением границы) в системе налогов и сборов, использование понятия „ таможенный суверенитет «как составляющей государственного суверенитета, отдельно от суверенитета государства в сфере налогообложения, становится причиной возникновения сложных противоречий. Приведенные различия в трактовке понятия „ налог» заставляют нас обратить внимание и на оправданность достаточно широкого применения понятия &bdquo ; налоговый суверенитет "(А. Нонко, И. А. Ларютина и др.), что, как нам кажется, недостаточно обоснованным. Во-первых, если обратиться к истории, то налоги как главный источник доходов государственного бюджета не насчитывают и двухсот лет. Во-вторых, сейчас, несмотря на то, что именно за счет налоговых поступлений в основном формируется доходная часть бюджетов в подавляющем числе стран (например, во Франции — 95%, в Японии — 75% бюджетных доходов), не утратили своей роли и другие источники публичных доходов: социальные взносы, доходы предприятий и организаций государственного сектора, доходы от передачи государственного имущества в аренду и субаренду и др. Поэтому использование категории „ налоговый суверенитет "вследствие этого достаточно проблемным, поскольку не учитывает эволюционного развития фискальных правоотношений и полномочий, вытекающих из государственного суверенитета, по установлению других, чем налоги, источников доходов. Эти аргументы заставляют сделать вывод о необходимости разработки более широкой по содержанию концепции, чем концепция налогового суверенитета, которая бы в полной мере отражала специфику государственного суверенитета в сфере правового регулирования налоговых правоотношений как части финансово-правовых отношений. Отметим также, что концепция налогового суверенитета достаточно активно разрабатывается некоторыми исследователями для обоснования отделения международного налогового права как особой совокупности норм. Мы не считаем необходимым в рамках данной работы углубляться в дискуссию о международное налоговое право и ограничимся лишь рассмотрением той роли, которая отводится налоговом суверенитета в системе правового регулирования международного налогообложения. Так, И. А. Ларютина называет налоговый суверенитет, понимая под ним совокупность полномочий государств по установлению норм, регламентирующих определение и разграничение налоговой юрисдикции, одним из специальных принципов международного налогового права. Но нам кажется, что, во-первых, конкретизация принципа суверенного равенства государств нужна не по международному налоговому праву (если принять точку зрения И. А. Ларютинои по этому), а к содержанию самого понятия, во-вторых, конкретизацией понятия налогового суверенитета государств служат не только нормы международного налогового права, но и нормы таких отраслей, как международное экономическое право, международное морское право и др. Исходя из этого, понятие налогового суверенитета связано непосредственно с суверенитетом государств, а не с конкретной сферой международных отношений. Это характеристика самого суверенитета государств, а не только определенной области взаимоотношений. Подводя итог написанному, отметим, что считаем достаточно обоснованной предложение о замещении понятие налогового суверенитета понятием фискального под которым понимается совокупность фискальных полномочий государства, вытекающих из его суверенитета. По нашему мнению, это позволило бы более точно отразить специфику и взаимосвязь налоговых правоотношений в системе финансово-правовых отношений в целом, поскольку основной функцией налогов является именно фискальная, что находится во взаимосвязи с регулирующей функцией. Предложенное понятие шире по содержанию и включает в себя полномочия государства по правовому регулированию не только налоговых, но и тех правоотношений, которые возникают в связи с установлением других видов бюджетных доходов. К тому же, концепция фискального суверенитета, как нам кажется, гораздо лучше согласуется с эволюцией фискальных правоотношений. При этом фискальный суверенитет стоит толковать не как суверенитет в фискальной сфере, а как суверенитет фискального содержания, указывает на неразрывную связь между фискальным и государственным суверенитетом. Литература: 1. О системе налогообложения: Закон Украины от 25.06.91 № 1292-ХII // Ведомости Верховной Рады Украины. — 1991. — № 39. — Ст. 22-47. 2. Антонович М. М. Международное публичное право: учеб. пос. — М .: Издат. дом „ КМ Академия "; Алерта, 2003. — 308 с. 3. Броунли Я. Международное право (в двух книгах). Книга первач: Пер. с англ. — М .: „ Прогресс ", 1977. — 538 с. 4. Гуреев В. И. Понятие и Отличительные признаки налога, сбора, пошлины // Государство и право. — 2005. — № 4. — С. 49-54. 5. Карро Д., Жюйар П. Международное экономическое право: Учебник: Пер. с франц. В. П. Серебренникова, В. М. Шумилова. — М .: Междунар. отношения, 2001. — 608 с. 6. Кучерявенко Н. П. Научно-практический комментарий к Закону Украины „ В системе налогообложения «. — М .: Фирма» Консум ", 1998. — 125 с. 7. Ларютина И. А. Международное налоговое право // Московский журнал международного права. — 2001. — № 4. — С. 94-116. 8. Налоговое право: Ученик / Под ред. С. Пепеляева. — М .: Юрист, 2003. — 501с. 9. Налоговый кодекс Российской Федерации. Часть первая: Постатейный комментарий // Под общ. ред. В. И. Сломать — М .: Издательство «Статут», 1999. — 396 с. 10. Нгуен Куок Динь, Патрик Дайе, Алэн Пелле. Международное публичное право: В 2-х т. — Т. 1: Кн. 1: Формирование международного права: Пер. с фр. — М .: Сфера, 2000. — 440С. 11. Основы налогового права: Учебное пособие / Под ред. Н. П. Кучерявенко. — Харьков: Легас, 2003. — 384 с. 12. Сандровский К. К. Международное таможенное право: Учебник. — М .: Т-во „ Знание ", КОО, 2000. — 461 с.

Актуальные вопросы реформирования системы государственного регулирования нотариальной деятельности в украине

Актуальные вопросы реформирования системы государственного регулирования нотариальной деятельности в Украине Сейчас идет процесс реформирования отношений государственного управления и административного законодательства, нормы которого должны установить административно-правовые отношения нового типа, которые были бы направлены на обеспечение, прежде всего, приоритета прав и свобод граждан, обеспечение равновесия между интересами государства и общества. Этот основной подход должен быть применен и при реформировании системы государственного регулирования нотариальной деятельности, которое является очень важной составляющей следования к становлению желаемой модели гражданского общества. Институт нотариата зародился еще в древние времена, что было обусловлено объективными закономерностями развития общества, главная из которых — создание условий для граждан по распоряжению своей собственностью. [...]

Проблематика границ государственной власти в научном наследии

Проблематика границ государственной власти в научном наследии М. М. Ковалевского Выдающийся украинский юрист Максим Максимович Ковалевский родился в 1851 году в состоятельной дворянской семье в Харьковской губернии Российской империи. В 1872 году М. Ковалевский закончил Харьковский Университет и с целью подготовки к защите магистерской диссертации отправился в Западную Европу изучать проблематику английской административной системы. В течение длительного времени учился в Берлине, Париже, Лондоне. Вернувшись в Российской Империи, М. Ковалевский в 1877 году становится доцентом, а в 1880 году — профессором государственного права и сравнительной истории права в Московском Университете. [...]

Проблемы систематизации особенной части уголовного кодекса украины

Проблемы систематизации Особенной части Уголовного Кодекса Украины Разделение Особенной части Уголовного кодекса Украины ( далее — УК Украины) на разделы имеет существенное значение для разграничения видов преступлений и играет важную роль для применения наказания за совершение определенных преступлений. При этом Особенная часть УК Украины строится по степени общественной опасности: от большей к меньшей. Степень общественной опасности определятся государственной политикой в конкретных условиях общественного развития. Например, в советском уголовном законодательстве наиболее общественно опасными деяниями были преступления против государства, против социалистической собственности, а уже дальше — против личности и ее других благ — трудовых, политических прав и частной собственности. [...]

Проблемы развития социального государства в украине

Проблемы развития социального государства в Украине Общеизвестно, что по ст. 1 Конституции, Украина является социальным государством. Однако, очевидно, что в Основном Законе нашего государства достаточно норм, которые пока остаются лишь благими намерениями законодателей. [...]

Принципы уголовного права

В последнюю группу входят принципы, характеризующие цели и задачи уголовной ответственности, а именно: принципы гуманизма, экономии уголовной репрессии. Глава 2. ПРИНЦИП ЗАКОННОСТИ В обще правовой форме законности получил свое закрепление в ст. 68 Конституции Украины: «Каждый зобо'язана неуклонно соблюдать Конституцию Украины и законы Украины ...», а также в ряде других статей Основного закона ншои государства (ч. 2 ст. 6, ст. 8, ст. 19 и другие). В уголовном праве принцип законности получил значительное содержание. В уголовном праве действует формула nulum crimenenulla pona sine lege — «нет наказания без указания на то в законе». Данная формулировка является ядром принципа законности в сфере уголовного права. На его основе решаются важнейшие вопросы этой области: об источниках уголовного права, основания привлечения к уголовной ответственности и освобождения от нее, об определении понятия преступления, а также о правоприменительной деятельности государственных органов в сфере уголовной политики и толкование ими норм уголовного права. В ст. 3 УК Украины законодатель определяет, что основанием привлечения к уголовной ответственности лица является совершение им виновного, общественно опасного деяния, прямо предусмотренное уголовным законом как преступление. Из данного положения следует, что понятие преступления должна определяться исключительно законом. На это указывает и п. 22 ст. 92 Конституции Украины, в котором говорится о том, что «исключительно законами Украины определяются ... деяния, которые являются преступлениями ... и ответственность за них.» Согласно требованиям Конституции Украины общее определение преступления дает ст. 7 УК Украины. Кстати, Коржанский Н. И. предлагает выделить самостоятельный принцип законодательного определения злочину15. Но, как видим, это положение является лишь одним из аспектов действия принципа законности в уголовном праве и может рассматриваться как один из способов его закрепления в уголовном законодательстве. Из содержания вышеупомянутого п. 22 ст. 92 КУ следует существенное положение о том, что единственным источником уголовного права Украины есть закон — акт единого законодательного органа Верховной Рады Украины. Это вызвано прежде всего тем, что уголовное законодательство всегда связано с применением самых строгих форм государственного принуждения, со значительными ограничениями прав и свобод граждан, которые признаны в законном порядке виновными в совершении преступления. Поэтому решение таких вопросов должно происходить на уровне актов, имеющих высшую юридическую силу, что приведет к стабильности гарантий государственно-правовой защиты основных прав и свобод человека и гражданина. Уместным выглядит замечание Келина С. Г. и Кудрявцева В. Н. о том, что наряду с закреплением в основном законе указания на то, что наказание за совершенное преступление должно быть предусмотрено исключительно уголовным законом, следует установить аналогичное требование о закреплении других последствий совершения злочину16. К таким вопросам следует отнести освобождение от наказания или от уголовной ответственности. На уровне законодательной техники данное положение можно было бы сформулировать так: «Уголовный кодекс определяет, какие общественно опасные деяния являются преступлениями, устанавливает наказания, подлежащего применению к лицам, совершившим преступление и другие правовые последствия совершения лицом преступления.» К числу «иных правовых последствий" можно отнести судимость. Раскрытие правовой природы не является предметом данной работы, но в этом института уголовного права нужно сделать существенное замечание. На судимость как уголовно-правовой институт, безусловно, распространяется принцип законности, но это далеко не значит, что содержание и объем правоограничений, связанные с судимостью, должны определяться только уголовным законом, на что настаивают Келина С. Г. и Кудрявцев В. Н.17 Более того, указанные ограничения в значительно большем объеме закреплены другими отраслями права, в частности, административным. Принцип законности имеет прямое отношение и к вопросам толкования уголовного закона в точном соответствии с его текстом. Это, в частности, означает, что пробелы в праве, а также поправки в действующее уголовное законодательство не могут осуществляться с помощью ограничительного или расширительного толкования или путем аналогии. Такие случаи должны решаться исключительно изданием нового уголовного закона в установленном порядке. На первый взгляд это положение вполне понятно и как это видно таким, что вытекает из норм КУ и УК Украины. Однако в судебно-следственной практике оно соблюдается далеко не всегда. Так, например, согласно постановлению ПВС Украины от 28 июня 1991 года «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» превышение пределов необходимой обороны может повлечь уголовную ответственность по ст. 97 или ст. 104 УК Украины только при наличии умысла; неосторожное превышение пределов необходимой обороны уголовной ответственности не тягне18. Такое решение не является противозаконным, ведь диспозиции указанных статей УК вообще не содержат указаний относительно формы вины при совершении описанных в них преступлений. Однако, четко просматривается ограничительное толкование норм уголовного законодательства Пленумом ВС Украины. Возникает парадоксальная ситуация, когда, ПВСУ, по сути, сформулировал новую норму, которая в некоторой степени отличается от содержания ст. 97 и ст. 104 УК Украины. Примером расширительного толкования уголовного закона может быть п. 10 постановления ПВСУ от 1 марта 1973 «О судебной практике по делам об обмане покупателей» 19, согласно которому признаются ответственными по ст. 155 УК Украины колхозники, которые по поручению колхоза или другой организации продают колхозную продукцию и при этом измеряют, обвешивают или обсчитывают покупателей, несмотря на то, что ст. 155 УК Украины прямо не указывает на те предприятия, рабочие которых могут нести ответственность по данной статье. Есть необоснованно расширительное толкование закона, поскольку колхоз не относится ни к торговым предприятий, ни к предприятиям общественного питания. Итак, конституционный принцип законности по области уголовного права прежде всего означает, что все положения, которые лежат в основе привлечения лица к уголовной ответственности за содеянное, назначения наказания, освобождения от него либо наступления иных правовых последствий совершения преступления должны быть сформулированы только в законе, содержание которого должно толковаться в точном соответствии с его текстом. Закрепление и последовательное осуществление этого принципа в уголовном праве имеет также важное значение для граждан, должностных лиц, государственных органов и общественных организаций, повышение уровня правовой культуры населения.

Проблемы отграничения предметов контрабанды от орудий совершения данного преступления

Проблемы отграничения предметов контрабанды от орудий совершения данного преступления Предмет преступления необходимо отличать от орудий и средств совершения преступления, которые преступник непосредственно использует в процессе достижения общественно опасного результата. Орудия и средства преступления облегчают его совершения, является способом его реализации. [...]

Пути совершенствования правоприменительной деятельности таможенных органов украины часть 3

7. Совершенствование кадровой политики, механизма карьеры должностных лиц исключительно на конкурсной основе. 8. Публичность деятельности и открытости контроля за должностными лицами с позиций обеспечения прав граждан. Одним из важнейших показателей профессионализма и общей культуры должностных лиц таможенных органов при осуществлении таможенных процедур является соблюдение необходимых этических норм. [...]

Авторское право в сфере функционирования всемирной информационной сети интернет часть 2

В США авторском праве предоставляет лицам, совершившим государственной регистрации своих прав на произведения, следующие преимущества при соблюдении ими определенных требований: 1. Предварительная регистрация прав на произведение в Офисе по авторскому праву США является условием подачи иска об их нарушении в суд. 2 2. Если права на произведение было зарегистрировано в течение пяти лет после публикации, регистрация свидетельствует prima facie о действительности авторских прав и фактов, изложенных в сертификате о регистрации (имя лица, которому принадлежат авторские права, дата первой публикации произведения и т. д.), 3 что делает бремя доказывания владельца авторских прав намного легче и повышает вероятность получения им предыдущей судебного запрета действий ответчика, являющихся предметом спора. 3. В случае, когда авторские права были зарегистрированы в их нарушение (или в течение трех месяцев после публикации произведения, если нарушение произошло после публикации), владелец авторских прав имеет право на получение компенсации, установленной законом, и возмещения стоимости услуг адвоката. В противном случае, могут быть возмещены только убытки, причиненные нарушением авторских прав. 4 1.3.4.3. Д е п о н в а н и е. Хотя депонирования экземпляров произведений также не является предпосылкой их правовой охраны, законодательство многих стран, независимо от их принадлежности к той или иной правой семьи, требует ее осуществления. В одних странах депонирования рассматривается лишь как часть процесса регистрации прав на произведение, а в других, кроме этого, служит методом комплектования государственных библиотечно-архивных фондов. Да, в Украине депонирования экземпляров произведений осуществляется Государственным департаментом интеллектуальной собственности Министерства образования и науки Украины лишь «в объемах, необходимых для идентификации произведений», права на которые им регистрируются, и только на срок охраны авторских прав. 1 Особенность произведений, закрепленных в цифровой форме, учтено тем, что при регистрации прав на такие из них, как компьютерные программы и базы данных, в агентство, кроме экземпляров этих произведений, подаются также установки по их использованию и другие материалы, необходимые для их идентификации.2 Единственным следствием непредставления в Государственный департамент предусмотренных законодательством документов и материалов является возвращение заявки на регистрацию без рассмотрения. 1.4. Виды произведений, размещенных в Интернете, и особенности их охраны авторским правом Рассмотрим теперь, какие конкретно виды произведений встречаются в Интернете, какими именно произведениями эти виды представлены, и в чем заключаются особенности авторско-правовой охраны каждого из них. 1) Литературные произведения. Литературные произведения всех видов являются типичными объектами охраны авторского права любой страны. К этой категории произведений обычно относят книги, брошюры, статьи и другие письменные произведения. 3 Давая определение термина «литературные произведения», американский Акт отмечает, что это произведения, "выражены в словах, цифрах или иных словесных или цифровых символах или знаках, несмотря на природу материальных объектов, как книги , периодические издания, рукописи, фонограммы, пленка, кассеты, диски, перфокарты, в которых они воплощены ". 1 Украинский же Закон, хотя и не содержит определения литературных произведений, конкретизирует, что это могут быть произведения «беллетристического, публицистического, научного, технического или иного характера». 2 В настоящее время, большинство материалов, доступных через Интернет, является именно литературными произведениями. Сообщения электронной почты, рекламная и справочная литература, каталоги, словари, тексты, размещенные на сайтах FTP и gopher, послание, распространяются через списки рассылки и дискуссионные группы, — все это литературные произведения в смысле авторского права. Представляется уместным подробнее остановиться на очень своеобразном объекте интеллектуальной собственности, которому Интернет обязана самим своим существованием, и который приравнивается авторским правом именно к литературным творив.3 Язык идет о компьютерных программах. Это они управляют как же компьютерами, так и потоками информации между ними, объединяя их в информационные сети. Именно компьютерные программы позволяют поиск и ознакомление с материалами, размещенными в Интернете, и «переводят» все остальные произведения, передаваемые Интернетом, с языка компьютеров на язык, понятный человеку, и наоборот. К тому же, они сами передаются Интернетом в большом количестве и как самостоятельные произведения, и как части составных произведений. Вот эта легкость мгновенного распространения компьютерных программ в глобальных масштабах и составляет основную угрозу, которую несет авторам программ и их правопреемникам Интернет, и по сравнению с которой угроза их правам со стороны лазерных дисков просто меркнет. Американский Акт определяет термин «компьютерная программа» как «набор утверждений или инструкций для использования непосредственно или косвенно в компьютере с целью получения определенной цели». Украинский же Закон содержит более подробное определение, согласно которому понятие «компьютерная программа» означает "набор инструкций в виде слов, цифр, кодов, схем, символов или в любом другом виде, выраженных в форме, пригодной для считывания компьютером, которые приводят его в действие для достижения определенной цели или результата «и» охватывает как операционную систему, так и прикладную программу, выраженные в исходном или объективном кодах ". Именно это выражение и является объектом охраны авторского права. Идеи же, положенные в основу компьютерной программы, даже выраженные в ней и описаны ней, авторским правом не охраняются. Их защита является прерогативой иной отрасли права интеллектуальной собственности — патентного права. Концепция защиты компьютерных программ патентным правом имеет много как сторонников, так и противников. Существует ряд очень существенных практических осложнений, возникающих при патентовании компьютерных программ: 1. Процедура патентования очень длительной, на ее прохождение требуется от 2 до 5 лет, в то время как срок жизни самого программного обеспечения может быть короче. Известно, что компьютерные программы очень быстро устаревают. 2. Отсутствует фонд программного обеспечения и, таким образом, возможность выявления аналогов, прототипов, с которыми можно было бы сравнить новое решение, проводя патентную экспертизу. 3. Поскольку для объектов этого типа очень трудно выявить случаи нарушения прав, то полная публикация описания объекта, принятая в патентных документах, с одной стороны, нецелесообразно, а с другой — может оказаться слишком емким для патентного документа, более подходит для научной публикации, чем для патентного описания. Аргументация сторонников защиты компьютерных программ патентным правом сводится к следующему: 1. Длительный срок процедуры патентования не является принципиальным препятствием. Во-первых, считается, что патентная защита получают только новые, оригинальные программные продукты, выполненные на уровне изобретений. А такие разработки живут гораздо дольше срока экспертизы. Во-вторых, не составляет особой сложности разработка методов проведения быстрой «черновой» экспертизы, как выявление аналогов и прототипов предложенного программного продукта, существенных отличий его от прототипов и других программ, степени новизны и т. п., поскольку программное обеспечение по самой своей сути идеально приспособлено для обработки на компьютере.

Возмещение причиненного преступлением вреда по инициативе суда в контрольных стадиях уголовного судопроизводства

Возмещение причиненного преступлением вреда по инициативе суда в контрольных стадиях уголовного судопроизводства Кассационное и наглядное производства важны гарантии достижения целей и выполнения задач уголовного судопроизводства. Незважаючы на то, что кассационное и наглядное производства выступают как различные процессуальные формы проверки законности и обоснованности приговоров, определений и постановлений суда по уголовным делам, они в то же время имеют единое общая задача — проверка всеми закрепленными в законе средствами и методами законности и обоснованности судебных приговоров (решений), исправления судебных ошибок путем их отмены или изменения. В соответствии с требованиями ст.363, 394 УПК Украины суды кассационной и надзорной инстанций обязаны обеспечить всестороннюю и объективную проверку уголовного дела. При этом, установив основания для отмены или изменения приговора, указанные суды обязаны отменить или изменить приговор в отношении лиц, которых касаются допущенные нарушения, независимо от того, подана по ним кассационная жалоба (представление). Исходя из общих положений уголовно-процессуального закона, обвинительный приговор суда первой инстанции может быть обжалован или опротестован по поводу возмещения материального ущерба потерпевшему и, в частности, в части возмещения материального ущерба по инициативе суда. В этом случае кассационная жалоба подается осужденным или его защитником и может касаться как оснований применения судом имущественной ответственности, так и ее объема. В свою очередь прокурор имеет право внести кассационное представление по этому же поводу, но как в пользу осужденного, так и против него. Возникает вопрос — может сам факт содержания суда от возмещения убытков по собственной инициативе стать достаточным основанием для пересмотра приговора? На этот вопрос профессор В. Т.Нор, как считаем, вполне обоснованно дает положительный ответ. В ч.8 ст.334 УПК Украины на суд первой инстанции возлагается обязанность указать в приговоре мотивы применения возмещения материального ущерба по собственной инициативе. Согласно же ст.29 УПК Украины на суд возлагается обязанность возместить вред по собственной инициативе, если гражданский иск был заявлен до начала судебного следствия. Поэтому можно сделать вывод о том, что суд в постановлен приговор должен привести также мотивы своего содержания от возмещения убытков по собственной инициативе. Если в установленных законом случаях суд первой инстанции не выполнил возложенной на него обязанности по возмещению убытков по собственной инициативе и не только не применил правила о возмещении вреда по собственной инициативе, но и не признал материально пострадавшим от преступления лицом права на его возмещение в порядке гражданского судопроизводства, то такие действия суда следует рассматривать как нарушение уголовно-процессуального закона, подлежит устранению кассационной инстанцией. Исходя из практики судов Украины, суды, как правило, признают потерпевшим лицом (гражданским истцом) право на удовлетворение иска в порядке гражданского судопроизводства, хотя такого положения уголовно-процессуальный закон Украины не предусматривает. Однако следует отметить, что суды идут таким путем только в случае, когда невозможно подробно подсчитать размер причиненного преступлением ущерба без отложения судебного заседания, а также при условии, что размер причиненного ущерба не влияет на квалификацию преступления и на назначение наказания. Во всех остальных случаях, когда суды первой инстанции не решили вопрос о возмещении убытков по собственной инициативе (или не мотивировали отказ в его решении), они решаются в порядке. Опираясь на общие положения кассационного рассмотрения дела в порядке уголовного судопроизводства, суд должен вынести одно из следующих решений: отменить приговор в целом и отправить дело на новое судебное рассмотрение; оставить представления (жалобу) без удовлетворения, а приговор в этой части — без изменений, учитывая то обстоятельство, что потерпевший не потерял право на возмещение и может его реализовать в порядке гражданского судопроизводства; вынести решение о возмещении материального ущерба по собственной инициативе; внести в приговор суда изменения, которые заключаются в признании за потерпевшим права на возмещение убытков с передачей решения вопроса об их размер на рассмотрение гражданского суда. По нашему мнению, заслуживают внимания все из указанных решений суда кассационной инстанции. Согласно ныне действующим в Украине уголовно-процессуального закона, на суды возлагается обязанность решить вопрос о возмещении причиненного преступлением ущерба одновременно с рассмотрением и решением вопроса об уголовной ответственности. Поэтому неустановления судом размера причиненного преступлением ущерба, как необходимого элемента структуры предмета доказывания, дает все основания рассматривать это как неполноту судебного следствия, а невзыскания судом этих убытков с осужденного — как нарушение уголовно-процессуального закона. Однако отмены приговора только с указанных оснований и еще при условии, что потерпевший не упускает возможности возмещения ущерба в порядке гражданского судопроизводства, негативно повлияло бы на реализацию принципа процессуальной экономии времени и средств в решении основных задач уголовного судопроизводства, что является достаточно нежелательным. С таких же положений выходит практика судов Украины в кассационной и надзорной инстанции, которые в случае неправильного решения гражданского иска судом первой инстанции отменяют приговор не в полном объеме, а только в части гражданского иска с направлением его для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства. Такая деятельность судов контрольных инстанций должна бы касаться и решения вопросов неправильного возмещения убытков по собственной инициативе судами первой инстанции, указывает на нецелесообразность отмены приговора только по поводу неприменения судом первой инстанции правила о возмещении убытков по собственной инициативе. Если суд первой инстанции не принимал решения о возмещении убытков по собственной инициативе, то невозможна и отмена (изменение) приговора в части размера возмещения убытков. Другое дело, если суд первой инстанции принял решение об их возмещении, но размер их ошибочно «занизил». В этом случае суд контрольной инстанции должен рассмотреть вопрос о размере возмещения убытков по собственной инициативе. Принятие кассационным судом решения о возмещении материального ущерба по собственной инициативе также имеет определенные особенности, поскольку в таком случае на первый взгляд, безусловно, будет нарушен принцип запрета «поворота к худшему», которым охватываются уголовно-процессуальные отношения с поводу возмещения причиненного преступлением материального ущерба.

Страница 38 из 41« Первая...102030...3637383940...Последняя »