Проблемы применения антитеррористического законодательства украины и пути его совершенствования

Реферат на тему Проблемы применения антитеррористического законодательства Украины и пути его совершенствования Противодействие терроризму не может быть эффективной без качественного нормативно-правового обеспечения, особенно в уголовно-правовой сфере, поскольку в принятых в последнее время международных конвенциях, посвященных проблемам борьбы с терроризмом, наметилась четкая тенденция к расширению сферы уголовно-правового запрета в отношении любых террористических проявлений и установления специальных составов преступлений в национальных законодательствах. В связи с этим после ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма от 16 мая 2005 года был принят Закон Украины от 21 сентября 2006 № 170 — V, которым постановлено части четвертую и пятую статьи 258 УК исключить и дополнить Кодекс статьями 2581 — 2584 УК. Однако, ознакомление с этими законодательными актами показывает, что они не отвечают в полной мере ни Конвенции Совета Европы, ни другим конвенциям, кроме того, они не только не устраняют имеющиеся ранее в антитеррористическом законодательстве противоречия, но и породили новые.
Автозапчасти

Кроме того, практически проигнорировано положение Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма, которая была ратифицирована Законом Украины от 12 сентября 2002 № 149 — IV, в которой говорится о необходимости введения в уголовное законодательство отдельного состава преступления о финансировании терроризма. В указанных статьях УК Украины ошибочно используется узкое для украинского законодательства понятие «террористический акт», тогда как в Конвенции Совета Европы говорится о предотвращении терроризма, террористической деятельности и террористических преступлений. Так, в статье 5 Конвенции рекомендуется установить в национальном законодательстве уголовную ответственность за публичное подстрекательство к совершению террористического преступления , в статье 6 — за привлечение к террористической деятельности , в статье 7 — за обучение террористической деятельности , в статье 9 — за сопутствующие преступления. В научной литературе давно уже признано, что термином «террористический акт» в украинском законодательстве охватываются только те действия, признаки которых предусмотрены в диспозиции ст. 258 УК; что понятие «террористический акт» является составной частью более широкого понятия — «преступления террористической направленности», которое, в свою очередь, охватывается еще более широким понятием — «террористическая деятельность», которое охватывает преступления террористической направленности, так и содействие таким действием в любой каком виде: создание террористической группы или террористической организации; финансирование террористической деятельности; подготовку террористов; пропаганду и распространение идеологии терроризма и т. д. Эти понятия соответствуют трем уровням терроризма: 1) терроризм в узком смысле (террористический акт); 2) терроризм в широком смысле (преступления террористической направленности); 3) терроризм в самом широком смысле (террористическая деятельность). Как видим, в Конвенции Совета Европы категория «терроризм» употребляется в самом широком смысле, то есть — как террористическая деятельность. В то же время в Конвенции имеет место понятие «террористические преступления», и в соответствии с положениями Конвенции — это та же террористическая деятельность, только криминализирована. То есть, категория «террористические преступления» по своему содержанию является шире категорию «преступления террористической направленности», поскольку помимо этих преступлений охватывает все криминализированы формы и виды содействия им, но уже по категорию «террористическая деятельность», поскольку пока не все формы и виды такой деятельности криминализированы, и вряд ли такое вообще возможно. Использование же в законодательных новеллах в Уголовный кодекс Украины узкого понятия «террористический акт» порождает не только несоответствие их международным стандартам, но также проблемы и противоречия в антитеррористическом законодательстве вообще и в уголовном частности. Получается, что все новые статьи УК Украины (2581 — 2584) «обслуживают» исключительно в. 258 УК. Но сразу же возникает вопрос о том, а что же делать в тех случаях, когда указанные в этих статьях действия будут касаться совершения других террористических преступлений? Это неизбежно породит дополнительные проблемы в квалификации преступлений этой категории. Эти статьи несовершенны также с позиции канонов уголовно-правовой науки и законодательной техники. Так, в ст. 2581 УК устанавливается ответственность за вовлечение лица в совершение террористического акта, а в ст. 2584 УК — за вербовку лица с целью совершения террористического акта, то есть фактически за одинаковые действия предусматривается ответственность в разных статьях УК, искусственно порождает коллизию норм. Кроме того, в диспозиции ст. 2581 УК указываются такие признаки, как вовлечение лица в совершение террористического акта или принуждение к совершению террористического акта. Однако, такие понятия как «принуждение» и «вовлечение» соотносятся как часть и целое, поэтому при наличии в тексте статьи термина «вовлечение» термин «принуждение» является лишним, а, соответственно, лишним является указание в тексте статьи на способы принуждения. Поэтому в ст. 2581 УК предлагаем слова «вовлечение лица в совершение террористического акта» заменить словами «вовлечение лица в террористическую деятельность» или «вовлечение лица в террористическую действие», а другие слова изъять. В то же время считается целесообразным ответственность за обучение террористической деятельности предусмотреть также в ст. 2581 УК и исключить из диспозиции ст. 2584 УК признаки обучение лица в целях совершения террористического акта, потому вовлечение и обучение по своей сути, по интенсивности воздействия на человека более похожими между собой действиями, чем иное содействие террористической преступления вообще террористического акта в частности. При этом следует иметь в виду, что как по смыслу Конвенции (ст. 6, 7), так и по содержанию УК Украины (ст. 304) ответственность за вовлечение или обучение должно наступать не только тогда, когда вовлечена лицо может совершить преступление, но и тогда, когда она может совершить определенное некриминализовану террористическую действие. В то же время следует подчеркнуть, что по ст. 2582 УК ответственность должна наступать только за публичные призывы к криминализированных форм террористической деятельности, то есть — к террористическим преступлениям. Новеллой не по содержанию, а по форме можно назвать ст. 2583 УК, поскольку новизна здесь заключается лишь в том, что в отдельную статью выделены положения, которые ранее имели место в частях 4 и 5 ст. 258 УК. Однако, здесь сразу же возникает необходимость в понимании содержания понятий «террористическая» и «группа». Итак, представляется необходимым в данном составе преступления прямо указать на криминализацию создание лишь организованной террористической группы или террористической организации . Отсутствие в ст. 2583 УК прямого указания на то, что речь идет только об организованных террористические группы, не только не соответствует основополагающим канонам уголовно-правовой науки, но и порождает противоречия положений данной статьи положениям ст. 2584 УК, в ч. 1 предусматривает ответственность за вербовку, финансирование, материальное обеспечение, вооружение, обучение лица в целях совершения террористического акта, а в ч. 2 — за те же действия, совершенные в отношении нескольких лиц.