Судопроизводство в черниговском воеводстве (1635 — 1648) часть 3

гродских суд возглавлялся старостой. Он назначал всех его чиновников. Последние вместе со старостой (если он был только назначен) составляли присяги перед шляхтой, наиболее вероятно при проведении сеймике. Старосты очень редко принимали непосредственное участие в заседаниях гродских суда. Их могли замещать субделегаты — земские чиновники, реже просто авторитетные в уезде шляхтичи, на которых полагался одноразовый обязанность исполнения судебных функций старосты. Иногда такие функции выполнялись субделегатамы течение всего срока отбывания годков. Однако зачастую старост в гродских судах замещали их старосты. И в Чернигове, и в Новгороде-Северском старосты назначали по два старосты (в Чернигове они одновременно — и подвоеводы) — судебного и провентового (скарбового). Именно первые возглавляли гродских суды при отсутствии старост. Часто возникали ситуации, когда и судебные старосты по определенным причинам не могли заниматься судопроизводством при годков. Тогда их замещали наместники пидстароства (в Чернигове они еще именуются наместниками пидвоеводства или наместниками замка). Перечни известных нам наместников пидстароства свидетельствуют, что часто ими были Провент старосты (в Новгороде-Северском — Станислав Буринский, Криштоф Силыч Ян Мелешко Пишковський, Томаш Малаховский; в Чернигове — Ян Турчинович), а также работники канцелярий — регенты, старшие подписки (в Новгород-Северском — Самуэль Дидковский, Ян закусить; в Чернигове — Ян Скиндер). Оба Старостинского правительства (Новгород-Северском и в Чернигове) держались родами Песочинского (Александр и его сын Ян) и Калиновских (Мартин и Самуэль (уже В 1648 гг.).
Компьютер для начинающих
Это определило относительную стабильность состава местных гродских судов. Так, по известным нам данным, в состав Новгород-Северского суда в течение 1636 — 1648 рр. Входило четыре старосты (М. Лютостанський, К. Муховецький, С. Ореховський, В. Кринський), два судьи (С. Ореховський, М. Киевський ), три писцы (С. Некрашевич, С. Мужиловський, С. Дидковський); в черниговский течение 1635 — 1648 рр. — четыре старосты (П. Рихальський, В. Ґорецький, М. Горчинський, Я. К.Воеводський), два судьи (Якуб и Мартин Ореховский), два писаря (М. Клопоцький, И. Гроховський ). Мало понятна ситуация с правительством новгород-северского гродских писаря в конце 1640 — первой половине 1641 Тогда продолжает именоваться писарем Самуэль Некрашевич, но одновременно появляется два новых писцы — Самуэль Мужиловский и Самуэль Дидковский. Можно высказать предположение, что в связи с определенными обстоятельствами С. Некрашевич не мог регулярно выполнять свои писарские функции, поэтому писарем также был назначен С. Мужиловський, а С. Дидковський замещал последнего — однажды он упоминается как "засажен субделегатом на своем месте трость от С. Мужиловського ". Впоследствии С. Дидковський снова вернулся к исполнению в канцелярии обязанностей подписка (старшего?). Ниже персонал гродских канцелярий воеводства представлен регентами и подписками. Как регенты в Новгород-Северский гродских канцелярии выступают Ян Закусило (конец 1646 — начало 1647) и Шимон Суронтовський (конец 1647). В этой же канцелярии как подписки работали С. Дидковський, Я. Закусило, Ш. Суронтовський, Пантелеевич, Дзвонковский; в черниговской — Даневская, Одалковський, Выговский, Скиндер. Имея далеко неполный перечень низших работников гродских канцелярий Черниговского воеводства, можно утверждать о наборе кадров в них из канцелярий других украинский воеводств. Шимон Суронтовський в 1622 — 1646 гг. Работал сначала как подписок, потом как старший подписок винницкой гродских канцелярии. Ян Скиндер перед работой в черниговской гродских канцелярии течение 1639 — 1644 гг. Являлся подписку в киевской гродских канцелярии. При Хмельницкой черниговские мещане выберут его войтом и этот выбор утвердит гетман. Из известных канцелярских семей вышли Я. Закусило, С. Дидковський и Выговский. В 1643 — 1646 рр. Сначала в Житомирской гродских, а впоследствии — в Овруцкий замковой работал как подписок Иван закусить. Во 1648 упоминается как киевский земский подписок Дидковский. В нескольких канцеляриях Волыни и Приднепровья служили подписками представители семьи Выговских. Большинство подписку гродских канцелярий Чернигова и Новгорода-Северского происходило с мелкой шляхты; отдельные же, как Я. Скиндер или Пантелеевич, — из числа горожан. Связь с канцеляриями Волыни и Приднепровья прослеживается и в основных чиновников канцелярий. Новгород-северский подстароста Вацлав Крынская в конце 1620-х гг. Выступает как подписок луцкой и владимирской гродских канцелярий. Черниговский подвоеводы (подстароста) в 1645 — 1649 Ярема Казимир Воеводский течение 1633 — 1634 гг. Являлся луцким гродских писарем. Из известного урядничого рода Перемишльской земли Ореховского герба Окша происходили черниговские гродских судьи отец и сын Мартин и Якуб Ореховский. Можно соблазниться к этому же роду причислить и новгород-северского судью, а затем подстаросту Станислава Ореховского, тем более что Мартин был брат с таким именем. Однако более вероятно, что упомянутый Станислав приходился свояком О. Писочинського — был женат на двоюродной сестрой жены новгород-северского старосты Екатерины Остророг — Анной. В окружении О. Писочинського С. Ореховський фиксируется с конца 1634 — начала 1635, когда новгород-северский староста вместе с Казимиром Львом Сапегой возглавлял посольство в Москву. Тогда Станислав был определен одним из судей, которые должны следить за порядком и решать возможные конфликты среди членов посольства. Таким образом, можно утверждать, что штаты гродских канцелярий формировались старостами с учетом профессиональных качеств претендентов, родственных связей и личной преданности. Чем выше должность в канцелярии должен занять претендент, тем больше степень взаимодействия этих факторов требовался. Обслуживанием как гродских, так и земских канцелярий воеводства занимались возни. Разделения их в зависимости от канцелярии не было — один и тот же пристав обслуживал оба суда. Среди возных можно выделить три группы. К первой группе следует отнести возных генералов «воеводств Киевского, Волынского, Брацлавского и Черниговского». Из практики в украинских воеводствах следует, что им принадлежало право вручения исков на суды высшей юрисдикции: асесорський, сеймовый и Трыбунальский. Открытые («отвористи») письма (так называемые «аутентичности») на такое вознивство выдавались королевской канцелярией. Ко второй группе принадлежали возни генералы Черниговского воеводства. Юрисдикции таких возных подлежала вся территория воеводства. Третью группу составляли возни генералы (возни), которые действовали в пределах одного уезда. Согласно Литовским уставом 1566 возни должны были назначаться местными воеводами, а утверждаться королем. Однако этому предшествовала процедура избрания претендента на реляционному сеймике шляхтой. После издания королевской привилегии пристав присягу перед чиновниками гродских или земского суда.